АвторТворчествоПубликацииКонтакты
В 1991 году на одной из улиц Москвы появился новый театр – театр «Новая опера». Прошло много лет, но и сегодня можно услышать совершенно разные отзывы о постановках этого театра, в чем же дело? А дело в том, что актерский состав и директор этого театра совершенно по-новому взглянули на жанр оперы.

Евгений колобов – кто он?

Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»Евгений Колобов – основатель и руководитель театра «Новая опера». Имя этого человека известно не только в театрах Москвы, но и в других городах России. Екатеринбургский академический театр оперы и балета имени А. В. Луначарского, Ленинградский театр оперы и балета имени С. М. Кирова (ныне Мариинский театр), Музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича - Данченко – и это далеко не весь список театров, где работал Евгений Колобов. Но ни в одном из них он не проработал долгое время.

Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»Не смотря на то, что получил хорошее академическое музыкальное образование (Хоровое училище при Ленинградской капелле имени М. И. Глинки, Уральская консерватория), классическое видение и трактовка произведений ненадолго задержались в его сознании. Необычными трактовками и постановками – вот чем отличается театр «Новая опера».

Театр «Новая опера»

Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»На протяжении многих лет коллектив театра «Новая опера» отличал постоянный творческий поиск. Для Евгения Колобова никогда не были примером прошлые постановки того или иного спектакля – он стремился показать свое виденье сюжета. «Большой и Мариинский театры меня не интересуют. Они живут своей историей, охраняют традиции. А я сам традиции создаю и сам их разрушаю. Помните, как говорил Анатолий Эфрос? Пусть приходят не на Чехова, а на то, как я, Эфрос, понимаю Чехова. Я тоже хочу, чтобы шли на то, как Колобов и его коллеги понимают Глинку, Чайковского, Каталани. На то, что нам дорого в этой музыке». Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»Репертуар театра разнообразен и включает в себя как шедевры оперной классики, так и произведения, которые еще никогда не ставились на сцене российских театров.

Кроме оперных спектаклей в театре «Новая опера» постоянно проходят вечера симфонической и камерной музыки. На сцене этого театра выступают дирижеры и солисты с мировыми именами. Труппа театра так же не ограничивается родной сценой – оперы в ее постановках видели в Германии, Италии, США, Испании, Португалии, Франции, а так же во многих Российских городах.

Новое в театре Евгения Колобова

Мало какой спектакль Евгения Колобова был поставлен в соответствии со всеми театральными нормами. Он смело играет со структурой оперы. Так, например, очень часто в его постановках увертюра звучит в конце спектакля. Сам дирижер объяснял это тем, что материал увертюры снижает интерес зрителя к тому, что происходит на сцене. Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»А снижает она этот интерес тем, что, как правило, в ней звучат все основные темы, в ней может быть показан и основной конфликт и его развязка, таким образом, зрителю в ходе спектакля остается только сверять – достоверны его предположения после прослушанной увертюры или нет.

Высокие требования Колобов предъявлял и к солистам - для него они были не просто участники оркестра, а актеры, перед которыми так же ставились задачи. Часто в постановках дирижер рассаживал свой оркестр прямо на сцене и принимал активное участие в действии: музыканты не только играли, но и ходили по сцене, вставляли свои реплики. Очень часто в спектаклях Евгения Колобова можно наблюдать такое явление, что оркестр располагается не на положенном ему месте – оркестровой яме, а где-нибудь в другом месте. Так на одном из спектаклей струнная группа оркестра была размещена в портере. Такие изменения в рассадке оркестра вызваны поисками дирижера новых звуковых эффектов, он стремился к тому, чтобы как можно больше завлечь зрителя в происходящее на сцене, помогало ему в этом и такое акустическое решение.

Требовательный дирижер и руководитель

Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»Евгений Колобов очень часто подчеркивал тот факт, что чистое озвучивание нот - это не есть музыка. Он говорил о том, что сыграть или спеть чисто нотный текст – это всего лишь работа, которую должен хорошо выполнять каждый музыкант. Колобов отмечал, что большинство музыкантов остаются довольны тем моментом, что коллектив играет вместе и чисто. А ведь это (по словам дирижера) всего лишь подготовленная почва для создания музыки, но все почему-то на этом этапе и останавливаются, считая, что с поставленной задачей они справились.

Требователен Евгений Колобов был и к певцам - он сам работал с ними над ролями.

«Я считаю, что у певцов крупный план – это пиано. А у нас орут. Прихожу в Большой театр, объясняются Ольга с Ленским – сидят рядом и орут. Что они, глухие? Они голос показывают. В книжке Бориса Хайкина написано, чем музыкант отличается от певца – плохого. Если я скажу скрипачу: «У вас чудесная скрипка, но вы плохой музыкант», - он будет расстроен. А если я скажу певцу, что он плохой музыкант, но голос потрясающий – певец будет счастлив».

Гастроли театра

Гастрольные поездки в театре Евгения Колобова частые. За границу, по словам самого дирижера, труппа ездит только потому, что там можно хорошо заработать. Но более охотно они выступают перед русскими зрителями.

Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать»Если изучить те места, где ставил свои постановки театр «Новая опера», то можно легко заметить в этом списке большое количество городков с очень маленьким количеством жителей. Сам Колобов такую свою позицию объяснял тем, что любой человек должен соприкоснуться с искусством, а лишать его этого только потому, что ему приходится жить в том месте, где нет ни театров, ни концертных залов было бы не справедливо.

Именно такую публику дирижер называет настоящей. По его словам, очень часто на спектаклях в городах, где культурная жизнь бурлит, создается впечатление, что зритель состоит из тех, кто просто зашел в зал для того, чтобы переждать на улице дождь. Совсем другая обстановка там, где люди не избалованы этим: там и искренние слезы, и искренний смех, и искреннее переживание за героев. «Искусство начинается за озвученными нотами. К сожалению, я слышу музыку. К сожалению, потому что она у меня там, внутри. И так, как я ее там слышу, я все равно не услышу никогда. В этом – трагизм профессии дирижера».


ВНИМАНИЕ! При любом использовании материалов сайта активная ссылка на http://anysite.ru обязательна!
Альфа / Публикации /

Евгений Колобов: «Даже устоявшиеся традиции можно нарушать» ▲